Ваша запись была успешно добавлена!
Ok
Ваше сообщение было успешно отправлено!
Ok
Обратная связь сайта «Интернет - Гномик»

Детский церебральный паралич (ДЦП)

Детский церебральный паралич (ДЦП) — это тяжелое заболевание, которое возникает у ребенка в результате поражения головного и спинного мозга на ранних этапах его формирования (внутриутробном, в период родов или в период новорожденное). Основным клиническим симптомом при ДЦП является нарушение двигательных функций, кроме этого, у детей с ДЦП имеют место нарушения зрения, слуха, речи, интеллекта. У некоторых детей наблюдаются судорожные синдромы.

По данным ряда авторов, на 10 000 новорожденных приходится 34-42 ребенка, страдающих церебральным параличом. За последнее десятилетие в России количество детей с детским церебральным параличом увеличилось.

Первое клиническое описание ДЦП было сделано английским врачом-хирургом В. Литтлем в 1861 году. Он доложил об этом на заседании английского Королевского медицинского общества, а затем опубликовал свои наблюдения за детьми, у которых после перенесенной при родах травмы головы развились параличи конечностей (Little, 1862).

В течение почти ста лет детский церебральный паралич назывался болезнью Литтля. Термин «детский церебральный паралич» принадлежит Зигмунду Фрейду. В 1893 году он предложил объединить все формы спастических параличей внутриутробного происхождения со сходными клиническими признаками в группу церебральных параличей. (209 с.) В 1958 году на заседании восьмого пересмотра ВОЗ в Оксфорде этот термин был утвержден и было дано определение: «детский церебральный паралич — непрогрессирующее заболевание головного мозга, поражающее его отделы, которые ведают движениями и положением тела, заболевание приобретается на ранних этапах развития головного мозга». В настоящее время этот термин является общепринятым. В 1983 году Л. О. Бадалян предложил называть детские церебральные параличи «дизонтогенетическими постуральными дискинезиями». Автор справедливо отмечает, что поражение нервной системы при ДЦП представляет собой не «поломку» уже готового механизма, а задержку или искажение развития. «Эти нарушения нельзя считать исключительно церебральными, так как механизм реализации патологической двигательной активности лежит не горизонтально, а охватывает всю вертикальную систему регуляции движений» (Бадалян, 1993, с. 214). Безусловно, термин «дискинезии» значительно точнее отражает характер двигательных нарушений при ДЦП, подчеркивает их обусловленность расстройствами онтогенеза локомоторных функций. Хотя термин «детский церебральный паралич» не отражает сущности имеющихся при этом заболевании нарушений, однако его широко используют в мировой литературе и другого понятия, всесторонне характеризующего эти патологические состояния, до настоящего времени не предложено.

Прошло много лет со дня выступления В. Литтля, и за этот период опубликовано много исследований по проблеме этого заболевания. В основном это были работы по вопросам неврологического, ортопедического, восстановительного лечения детей с ДЦП. Однако еще в работах начала века подчеркивалось снижение интеллекта и недоразвитие речи у многих детей с ДЦП. Например, М. Я. Брейтман (1902) первым описал патолого-анатоми-ческую и клиническую картину ДЦП и отметил, что при данном заболевании страдает не только двигательная сфера, но и интеллект и речь.

Начиная с шестидесятых годов прошлого века появилось много работ, посвященных изучению познавательных процессов и речи у детей с церебральным параличом

В настоящее время ДЦП рассматривается как заболевание, возникшее в результате поражения мозга, перенесенного в пренатальный период или период новорожденности как одна из форм резидуальной нервно-психической патологии центральной нервной (системы сложного генезиса). Мозговой органический дефект, составляющий основу ДЦП, возникает рано, в период незавершенного процесса формирования основных структур и механизмов мозга, что обусловливает сложную сочетанную структуру неврологических и психических расстройств (К. А. Семенова, Е. М. Мастюкова, Л. О. Бадалян, Э. С. Калижнюк и др.). В полиморфной картине психических нарушений при ДЦП наблюдается не только замедленный темп психического развития, но и неравномерный, диспропорциональный характер формирования отдельных психических функций (Семенова, Мастюкова, Смуглин, 1972; Калижнюк, 1987; Ковалев, 1985 и др.).

Важным звеном в патогенезе психических нарушений у детей церебральным параличом является недоразвитие или аномальное развитие фило- и онтогенетически наиболее молодых мозговых структур, формирующихся уже в постнатальный период. У ребенка с ДЦП прежде всего в той или иной степени выключена из деятельности важнейшая функциональная система — двигательная. Выраженная двигательная патология, нередко в сочетании с сенсорной недостаточностью, может быть одной из причин недоразвития познавательной деятельности и интеллекта у детей с ДЦП.

Причины развития ДЦП многообразны. Принято выделять пренатальные, натальные и постнатальные вредные факторы, которые могут иметь отношение к происхождению ДЦП. На практике чаще всего встречаются комбинации вредных влияний, действующих на разных этапах развития. К вредным факторам, оказывающим негативное влияние на развитие мозга ребенка на разных этапах его онтогенеза, относятся инфекционные заболевания матери и период беременности, психические и физические травмы, механические травмы во время родов, асфиксии, черепно-мозговые травмы и пр.

ДЦП - группа двигательных нарушений, возникающих вследствие аномалий развития центральной нервной системы (ЦНС), группа нарушений двигательных функций мозга, возникших в результате его повреждения в младенческом возрасте. ДЦП развивается до 5 летнего возраста, характеризуется нарушением произвольной двигательной активности. Эти расстройства не прогрессируют. Они возникают с самого рождения ребенка и существуют на протяжении всей жизни.

Симптомы зависят от степени поражения мозга. Чаще всего встречаются формы заболевания с симметричным поражением — преимущественно нижних конечностей, реже — верхних. Это ведет к тому, что в раннем детстве малыша невозможно поставить на ножки, а самостоятельно он начинает ходить лишь к 2–3 годам. Впоследствии у ребенка наблюдается нарушенная походка: он упирается при ходьбе на носочки, а не на стопу. Пораженные конечности могут отставать в росте.

Клиническая картина ранней стадии ДЦП складывается из общемозговых симптомов (нарушение мозгового кровообращения, гипертензионный судорожный синдромы), патологии безусловнорефлекторной сферы, патологии тонуса мышц по типу спастичности, ригидности или гипотонии.

Гиперкинезы впервые появляются в мышцах языка и губ, в дальнейшем, после 10-12 мес., распространяются на мышцы рук и шеи, затем на все мышцы тела. При атонически-астатической форме тонус мышц снижен, но в пронатарах верхних конечностей и сгибателях бедер тонус повышен. При всех формах заболевания могут быть нарушение речи, фонематического слуха, зрения. К 3-5 годам и ранее могут быть обнаружены нарушения оптико-пространственного запоминания. У 50-60% отмечается задержка психического развития, но первичный интеллект сохранен. У 20-25%детей с ДЦП диагностируется олигофрения.

Проявления заболевания: около 70% составляет спастическая форма, поражаются конечности - движения в них нарушены, повышен тонус мышц, нарушена походка, слабость, дискоординация движений, затруднения при осуществлении тонких движений. Сопутствующие проявления: судорожный синдром, косоглазие и другие нарушения зрения, нарушения слуха.

Последствия. Гипоксия, лежащая в основе развития ДЦП, приводит к недоразвитию структур головного мозга ребенка. Особенно тех его участков, которые в ответе за формирование рефлекторных механизмов и поддержание равновесия тела. Это приводит к неправильному распределению мышечного тонуса в скелете и возникновению патологических двигательных реакций.

Двигательные нарушения обычно представлены слабостью в определенной группе мышц. Из-за этого нарушена походка, не скоординированы движения рук, ног, мимической мускулатуры или, например, запрокидывается шея. При диагнозе ДЦП возможно нарушение интеллектуального развития и речи.

Главными причинами ДЦП считаются гипоксия (нехватка кислорода или удушье) ребенка в утробе матери или сразу после рождения. Она может быть следствием патологии беременности матери (токсикозы, нарушение плацентарного кровообращения, инфекции). Родовые травмы, вызванные различными видами акушерской патологии, — узкий таз матери, неправильное его строение, слабость родовой деятельности, затяжные или стремительные роды и т.д. — также не исключают возможности повреждения мозга плода. Хотя в большинстве случаев тяжесть родов определяется уже имеющимися нарушениями внутриутробного развития ребенка.

После родов спровоцировать недуг может и гемолитическая болезнь новорожденных — так называемая «ядерная желтуха», при которой происходит интоксикация головного мозга ребенка. Вызвать ее способна несовместимость крови матери и плода по группе крови или резус-фактору, а также печеночная недостаточность новорожденного, гемолитическая болезнь новорожденных, осложнения после прививок

Недавно ученые установили, что во многих случаях детский церебральный паралич связан не с родовой травмой нервной системы, как это считалось до настоящего времени, а является следствием инфекционного процесса. Предполагается, что ДЦП может возникать в результате внутриутробного воздействия вирусов (например, вируса герпеса) до или сразу после рождения. Таким образом, именно инфекция в состоянии выполнить роль «спускового крючка» и поразить нервную ткань младенца.

Лечение ДЦП. На ранней стадии заболевания терапевтические мероприятия должны быть направлены на устранение последствий пери - и интранатальных поражений мозга: отека, нарушение мозгового кровообращения, асфиксии, механического поражения тканей мозга. При выявлении вирусной и микробной инфекции следует провести противовоспалительную терапию. Если есть данные о возможности аутоиммунного воспаления следует назначить иммуномодуляторы широкого профиля (дексаметозон, тималин). Медикаментозная терапия в этот период включает аскорбиновую кислоту, глицин, витамины группы В.

Уже с ранней стадии заболевания назначают массаж для расслабления спастических мышц и далее переходят к ЛФК. Необходимо проводить занятия с логопедом по восстановлению голоса, а так же начать работать над развитием ориентировочных, зрительных, познавательных и слуховых реакций. К характерным особенностям клинической картины второй стадии относятся не только начало оформления контрактур в суставах конечностей, усиление патологии тонуса мышц, но и нарастание влияния на мускулатуру тела тонических рефлексов. У детей с гиперкинетической и атонически-астотической формой ДЦП в начальной резидуальной стадии уже отчетливо выявляются гиперкинезы, атаксия, гиперметрия, дисметрия. У детей с гемипаретической формой ДЦП становится отчетливым укорочение паретичных конечностей, особенно рук, заметно уменьшение величины пятки и всей стопы паретичной ноги. Формируется кифоз, в поясничном отделе позвоночника слабо развит или отсутствует лордоз.

Медикаментозную терапию проводят так же как и в ранней стадии заболевания: лидаза, ноотропы, препараты способствующие миелинизации нервных волокон, при развившимся судорожном синдроме применяют общепринятое противосудорожное лечение. Так же назначают ЛФК и занятия с логопедом. Поздняя резидуальная стадия ДЦП отличается тем, что уже стойко сформирован патологический двигательный и речевой стереотипы, оформились гиперкинезы, определилась интенсивность атаксий, сформировались контрактуры в суставах. Уже формируются особенности интеллекта и психического развития, может быть олигофрения, но чаще всего это нормальное психическое развитие.

Наиболее эффективно в этой стадии санаторное лечение: грязевые аппликации, сероводородные ванны в комплексе с гипсовыми повязками.

Прежде всего, необходим комплекс лечебной физкультуры и курсы массажа, а также применение средств, снижающих мышечный тонус. Кроме того, нужна профилактика, чтобы предотвратить развитие тугоподвижности в суставах пораженных конечностей (например, парафиновые аппликации, горячее укутывание). Рекомендуют также принимать препараты, улучшающие микроциркуляцию в нервной ткани и ее питание.

Все перечисленные профилактические и лечебные меры

  • укрепят мышцы, улучшат походку;
  • дадут полноценное питание, сбалансированное по микроэлементам и витаминам, нервной ткани и всему организму;
  • уменьшат слабость и дискоординацию движений;
  • уменьшат риск развития судорожного синдрома или уменьшат его проявления и частоту;
  • уменьшат риск развития психического недоразвития ребенка;
  • улучшат зрение и слух;
  • улучшат качество жизни.
  • Хирургическое вмешательство. Что же касается хирургических операций при спастике в детском возрасте в случае отсутствия врожденных дефектов опорно-двигательного аппарата — это очень спорный вопрос. Спастика ограничивает подвижность в суставах, препятствует нормальному росту костей. Например, зажатость мышц, ответственных за движения в тазобедренных суставах, часто ведет к скрещению ног, затрудняет не только возможность ходить, но и выполнение такой жизненно важной функции, как совершение туалета. Спастика голеностопа ведет к его деформации, искажению динамики ходьбы. В рамках современной науки спастику снять невозможно, поэтому приходится делать операции — удлинять сухожилия, нормализовать положение костей. Однако рост их продолжается, и все возвращается на круги своя. А вред от операций очевиден. Ведь никому не придет в голову удлинить сухожилия (или надрезать их) танцору или каратисту, который не может «сесть в шпагат», как бы этот «шпагат» ни был нужен человеку. Даже здоровому человеку после травм, переломов, операций приходится длительное время восстанавливать нормальную работу опорно-двигательного аппарата.

    Объективно, функциональную систему (сформировавшиеся межнейронные связи) изменить невозможно, и людям с ДЦП остается только приспосабливаться к жизни, используя максимально имеющиеся у них возможности (постоянный прием медикаментов, чтобы уменьшить спастику, удлинение хирургическим путем сухожилий, перерезание нервов, по которым идет аномальная импульсация и т.д). Но причина недуга — дефекты мозга и аномально сформированные функциональные связи центральной нервной системы — остаются практически вне терапии.

    Идеологически это можно понять: если в мозговой ткани есть шрамы, они останутся, и тут ничего не поделаешь. Но надо помочь таким детям приспособиться к жизни. И тут многое зависит от родителей и от коллектива, в котором воспитывается ребенок. Малыш должен знать и понимать, что он «не такой, как все». Но это не значит, что он хуже. Адаптация ребенка с ДЦП в жизнь здоровых сверстников — это обязательная социальная прививка. А дальше все зависит от особенностей его организма. Ведь диагноз ДЦП, при всем своем обязательном наборе симптоматики, все же индивидуален для каждого. И еще: будущее малыша-«дэцэпэшника», как и будущее любого человека, зависит от его личных качеств: упорства, оптимизма, трудоспособности и веры в себя.

    Медицинская реабилитация и социально-педагогическая адаптация детей с церебральным параличом на различных этапах развития общества решалась по-разному. В конце XVIII и в начале XIX века в Европе появлялись не только дома призрения, но и лечебные учреждения для детей с двигательными нарушениями. Они возникли в столицах и крупных городах, например, в Лондоне, Копенгагене, Стокгольме, Мюнхене и пр. Приблизительно в тот же период такие учреждения стали появляться и на других континентах — в США, в Японии, Австралии.

    В России такое учреждение впервые появилось в Санкт-Петербурге в 1890 году. Общество «Синий Крест» открывает «Приют для детей-калек и паралитиков» на 20 человек. В этом приюте дети наблюдались врачами, получали начальное образование и обучались ремеслу. С 1904 года консультантом, а затем руководителем лечебного процесса в приюте становится основоположник отечественной ортопедии, профессор Военно-Медицинской академии Генрих Иванович Турнер. В 1936 году на базе лечебно-педагогического учреждения для детей с двигательными нарушениями был организован Научно-исследовательский институт детской ортопедии и травматологии имени Г. И. Турнера. В настоящее время на улице Лахтинской, 10, где был организован первый в России приют для детей-калек, находится поликлиника института Турнера, кафедра детской ортопедии и травматологии. За многолетний период в институте им. Г. И. Турнера накоплен огромный опыт не только ортопедо-хирургического лечения детей, но и лечебно-педагогической и психологической работы с ними. Со дня основания приюта на базе института постоянно работала школа, а с 1962 года была организована первая в СССР психологическая служба под руководством доцента Р. Я. Абрамович-Лехтман. В 1967 году в клинике института было открыто специальное отделение для восстановительного и ортопедо-хирургического лечения детей с церебральным параличом. В 1968 году было организовано отделение «Мать и дитя», где ребенок вместе с матерью находился в отделении в течение трех месяцев, и за этот период ребенок получал комплексное восстановительное лечение, занимался с психологом, логопедом, в кабинете ЛФК, а мать обучалась уходу за ребенком, получала элементарные педагогические навыки у логопеда, психолога, педагога-дефектолога. Опыт работы отделения «Мать и дитя» обобщен в научных трудах института.

    В конце 50-х годов в Ленинграде и в других крупных городах СССР стали появляться санатории и школы-интернаты для детей с нарушениями движений. В основном в этих школах обучались дети с детским церебральным параличом. Одним из первых специализированных учреждений для детей с ДЦП в Санкт-Петербурге является санаторий в Комарове, имеющий многолетний опыт санаторно-курортного лечения этих детей. Под руководством С. А. Бортфельд были разработаны оригинальные методы лечебной физкультуры для детей с ДЦП. В начале 70-х годов.

    Москве был открыт Всесоюзный Центр восстановительного лечения детей с детским церебральным параличом. В настоящее время в России функционирует более 40 школ для детей с детским церебральным параличом, а также специализированные детские сады и группы «Особый ребенок». Однако этих учреждений далеко не достаточно, особенно для подростков и молодых людей с ДЦП. Кроме того, не разработаны программы дифференцированного обучения детей с ДЦП с учетом степени тяжести двигательного и интеллектуального дефекта. Решение этих проблем возможно при психологическом изучении детей с этим заболеванием.

    Учебные трудности усугубляются ослабленным состоянием их нервной системы – у детей наблюдается быстрая утомляемость низкая работоспособность.

    У учащихся с нарушениями ОДА нарушена координация движений, плохо развита моторика рук, поэтому они не могут писать, работать с книгой самостоятельно, точно показать точку на графике, слово в тексте и т. д. Снижен запас представлений о предметах и явлениях окружающего мира, преобладает зрительная память, поэтому плохо воспринимают на слух объяснения даже небольшого количества информации, с большим трудом узнают на слух определения физических величин или понятий.

    Таким образом, из учебного процесса исключаются все виды самостоятельных письменных работ. У них также нарушена речь: произносят слова очень плохо или не говорят совсем, следовательно, возникают трудности в общении с ними. Необходимо также обеспечение индивидуального режима работы, так как работоспособность на уроке зависит от состояния ребёнка.

    Занятия в специализированном классе и школе, в основном осуществляются на уроке, как и при обучении здоровых детей. Урок является основной формой организации учебной работы. Дети в данных классах усваивают ту же программу, что и их здоровые сверстники.

    Первая особенность урока состоит в том, что во время занятий учитель решает не только учебные и воспитательные задачи, но и лечебные задачи. Он непосредственно отвечает за соблюдение на каждом его уроке лечебных предписаний. На каждом уроке учитель создает необходимые условия для неукоснительного соблюдения всеми учащимися общих и индивидуализированных медицинских требований. Для того, чтобы обеспечит единство требований на каждом уроке и иметь представление об индивидуальных назначениях, учителю предлагается в классном журнале медицинская страничка.

    Специфика КРО VI вида обусловлена ребенком, имеющим большой спектр проблем, которые снижают эффективность адаптационных механизмов по сравнению с аналогичными процессами других детей. Анализы обследования учащихся показывают, что при нарушении осанки и сколиозе начальной стадии имеет место задержка развития двигательных умений и навыков, задержка и нарушение процесса костеобразования, слабость связочно-мышечного аппарата и связанные с ними недостаточное развитие мышечного корсета, обострение сопутствующих заболеваний, снижающих физическое развитие и соматическое здоровье ребенка. У многих детей кроме основного заболевания – ослаблена нервная система, замедлена скорость мыслительных процессов, понижена работоспособность, повышена утомляемость. Педагог должен быть готов к работе с детьми такой специфики.

    Клинико-психологическое обследование детей

    с церебральным параличом

    У многих детей, страдающих церебральным параличом, отмечаются сенсорные нарушения, которые проявляются в недостаточности зрительного и слухового восприятия, в недостаточности перцептивных действий.

    В отечественной психологии под перцептивными действиями понимают восприятие, направленное на создание образа предмета. Основное свойство перцептивного образа — его предметность, формируется при соотнесении субъектом получаемой сенсорной информации с действительными качествами воспринимаемого объекта, для обнаружения которых недостаточно одного созерцания, а требуется практическое взаимодействие с объектом (Ж. Пиаже).

    При обследовании детей школьного возраста рекомендуется использование и психометрических методов, например методика Равена и Векслера. Опыт нашей работы показывает целесообразность использования этих методов для детей с преимущественным поражением нижних конечностей с относительно сохранным развитием речи, как лексической, так и фонематической ее сторон. В процессе психологической диагностики детей и подростков с ДЦП необходимо соблюдать ряд основных принципов:

    1. Деятельностный принцип, направленный на проведение психологического обследования в контексте деятельности доступной ребенку с ДЦП: предметно-практической, игровой, учебной деятельности.

    2. Принцип качественного анализа полученных данных психологического обследования. Это принцип, построенный на концепции Л. С. Выготского об опережающей роли обучения в процессе развития ребенка, является чрезвычайно важным при психологической диагностике аномального развития. Для психолога важен не только конечный результат выполнения тестового задания, а также способ работы ребенка, его умение переносить усвоенные навыки на новое задание, отношение ребенка к заданию, собственная оценка результатов.

  • Принцип личностного подхода. В процессе психологической диагностики психолог анализирует не отдельный симптом, а личность ребенка в целом
  • Принцип сравнительного подхода. При изучении аномального развития психолог должен правильно ориентироваться в особенностях психического развития здорового ребенка.
  • Принцип комплексного подхода к диагностике психического развития аномального ребенка. Он включает в себя учет множества факторов, лежащих в основе аномального развития ребенка с ДЦП: клинических, педагогических, психологических, социально-психологических.
  • После окончания диагностических занятий рекомендуется переходить к комплексу коррекционных занятий.

    Психологическая коррекция является одним из важных звеньев в системе психолого-педагогической помощи детям с ДЦП различной степени тяжести интеллектуального и физического дефекта.

    Вопросы для самоконтроля:

    1. Какие виды нарушений опорно-двигательного аппарата Вы можете назвать?

    2. Определите сущность понятия «детский церебральный паралич». Назовите причины.

    3. В чем особенность образовательного процесса для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата?

    Литература:

  • Безруких М.М., Сонькин В.Д. Методические рекомендации «Здоровьесберегающие технологии в общеобразовательной школе: методология анализа, формы, методы, опыт применения». -М.,2002.
  • Ипполитова М.В., Бабенкова Р.Д., Мастюкова Е.М. Воспитание детей с церебральным параличом в семье. – М., 1993.
  • Ковалько В.И. Здоровьесберегающие трехнологии. «Вако».-М.-2004.
  • Комплексная реабилитация детей с детским церебральным параличом: Методические рекомендации. – М. – СПб., 1998.
  • Коррекция нарушений осанки у школьников. Методические рекомендации.- Санкт-Петербург.- 2000
  • Кумарина Г.Ф.Коррекционная педагогика в начальном образовании. М. 2001
  • Основы ортопедагогики / Под общ. науч. ред. Э. Брукарта. – Бельгия (на русском языке),1999
  • Основы специальной психологии / Под ред. Л.В. Кузнецовой. – М., 2002.
  • Особенности психофизиологического развития учащихся специальных школ для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата / Под ред. Власовой. – М.,1985.
  • Селиверстов В.И. Заикание у детей. – М., 1994.
  • Смирнова И.А.Специальное образование дошкольников с ДЦП.-М.: Детство-Пресс, 2003.
  • Физическое воспитание детей со сколиозом и нарушением осанки. /Под ред. Халемского Г.А. -М.:Издательство «НЦ ЭНАС», 2002
  • Чупаха И.В., Пужаева Е.З.,Соколова И.Ю. Здоровьесберегающие технологии в образовательно-воспитательном процессе. - М.,2003.
  • Халемский Г.А. Физическое воспитание детей со сколиозом и нарушением осанки.- М.2004
  • ХРЕСТОМАТИЯ К РАЗДЕЛУ

    Психокоррекционные технологии, используемые при коррекции эмоциональных нарушений у детей и подростков с церебральным параличом

    (Мамайчук И.И. Психокоррекционные технологии для детей с проблемами в развитии. – СПб.: Речь, 2004. с. 245 - 254)

    Эмоциональные нарушения у детей и подростков с различными формами детского церебрального паралича проявляются по-разному. Это могут быть тяжелые неврозоподобные нарушения и психопатоподобные нарушения на фоне органического поражения ЦНС, которые нередко встречаются при спастической диплегии и гемипаретической форм ДЦП. Однако у детей и подростков с ДЦП могут наблюдаться эмоциональные расстройства в связи с наличием физического дефекта, воспитанием по типу гиперопеки или ранней социальной и психической депривацией.

    Психологическая коррекция эмоциональных нарушений у детей — это целесообразно организованная система психологических воздействий. Основным ее направлением является смягчение эмоционального дискомфорта у детей и подростков, повышение их активности и самостоятельности, устранение вторичных личностных реакций, обусловленных эмоциональными нарушениями, таких как агрессивность, повышенная возбудимость, тревожная мнительность и др. Важным этапом работы с этими детьми является коррекция самооценки, уровня самосознания, формирование эмоциональной устойчивости и саморегуляции (Мамайчук И. И.).

    Психологическая диагностика эмоциональных расстройств у детей с ДЦП требует тщательного дифференцированного подхода к этой проблеме. Перед психологом стоит задача диагностики направленности конфликта у ребенка. Традиционно выделяется три вида направленности конфликта у детей: конфликт в рамках межличностных отношений, интрапсихический конфликт (внутриличностный) и смешанный конфликт.

    Дети, у которых эмоциональные проблемы проявляются в рамках межличностных отношений, отличаются повышенной возбудимостью, что выражается в бурных аффективных вспышках в процессе общения, особенно со сверстниками. Негативные эмоциональные реакции у этих детей могут возникнуть по любому незначительному поводу. По нашим данным, межличностные конфликты наблюдаются у детей с различными формами ДЦП и в значительной степени обусловлены не столько тяжестью церебрально-органического дефекта, сколько особенностями воспитания ребенка.

    У детей с внутриличностной направленностью конфликта в поведении прослеживается повышенная тормозимость, слабо-выраженная общительность. Эти дети глубоко переживают обиду, у большинства из них наблюдаются стойкие неврозоподобные реакции (энурез, страхи и пр.). Эти явления достаточно часто наблюдаются у детей с ДЦП, но в отличие от детей с неврозами они обусловлены не только наличием психогенных переживаний, но и церебрально-органической недостаточностью мозга.

    Дети с внутриличностными и межличностными конфликтами (смешанный тип) отличаются агрессивностью, импульсивностью. У подавляющего большинства детей с церебральным параличом наблюдается этот тип направленности конфликта.

    Успешность диагностики направленности конфликта зависит от способности психолога наблюдать и анализировать эмоциональные проявления ребенка. Прежде всего, это достигается в процессе наблюдения за игрой ребенка, направленной беседы с родителями и педагогами. Рекомендуется использование психологических методик для уточнения полученных в процессе наблюдения и беседы данных. Экспериментально — психологическое обследование детей необходимо проводить как индивидуально, так и в присутствии родителей. Перед психологом стоит важная задача диагностировать родительскую позицию по отношению к ребенку, проанализировать родительские установки и стили воспитания, оценить психологический климат в семье. Наибольшую информацию психологу может дать совместная игра родителей с детьми, разыгрывание семейных ситуаций с обменом ролями (родители участвуют в роли детей, а дети — родителей). Опыт нашей работы показывает огромное преимущество игровых методов в системе диагностики стилей и методов семейного воспитания детей с ДЦП.

    Следует подчеркнуть, что сам процесс диагностики продолжается и на других этапах психокоррекционного комплекса, так как одним из определяющих принципов психологической коррекции, как было отмечено выше, является единство диагностики и коррекции. Особое место занимает содержательный анализ психической травмы ребенка. Нередко острые психические травмы у детей с ДЦП приводят к страху самостоятельного передвижения.

    Например, мальчик с ДЦП со спастической диплегией в возрасте 6 лет начал самостоятельно ходить и был напуган собакой и момент передвижения, после чего у него появился страх самостоятельной ходьбы, который длился в течение пяти лет. После направленной психологической коррекции стал передвигаться самостоятельно.

    Наши исследования показывают, что наибольшее патогенное влияние на личность ребенка с ДЦП оказывают не острые психические травмы, а пролонгированные (хронические). Пролонгированной психотравмирующей ситуацией для них является их физическая беспомощность вследствие двигательной недостаточности, вынужденная изоляция в связи с инвалидизацией, частая госпитализация. Следует подчеркнуть, что патогенное влияние оказывает не столько сама тяжесть физического дефекта, сколько его значимость для ребенка и его родителей.

    Эмоциональное неблагополучие у детей с ДЦП может быть обусловлено органическими патохарактерологическими особенностями.

    У подавляющего большинства детей с раннего возраста отчетливо проявляются повышенная раздражительность, тревожное беспокойство, капризность, негативизм. Все это благоприятный фон для формирования таких личностных характеристик, как противоречивость, сенситивность, наивность, эгоцентризм, импрессивность. Важным фактором, предрасполагающим ребенка с ДЦП к эмоциональному неблагополучию, являются неадекватные родительские установки и дисгармоничный стиль семейного воспитания (Мамайчук, Чавес, 1992). Анализ показал, что преобладающим стилем семейного воспитания детей с ДЦП является безграничная гиперопека и гиперпротекция, что проявляется в излишней концентрации родителей на проблемах ребенка. Патогенное влияние на стиль воспитания оказывает наличие у родителей, особенно матерей, чувства вины за рождение больного ребенка. Это в значительной степени дисгармонизирует личность детей с ДЦП, формирует у них инактивность и зависимость.

    Особое значение в психокоррекции эмоциональных нарушений детей с ДЦП имеют игровые методы. Опыт нашей работы показал, что эффективность проведения сюжетно-ролевых игр в значительной степени зависит от интеллектуальных и физических возможностей ребенка, его социального опыта, от особенностей его представлений о людях, их чувствах и взаимоотношениях. Психокоррекцию в форме сюжетно-ролевой игры рекомендуется использовать при работе с детьми с ДЦП с потенциально сохранным интеллектом, а также с выраженными межличностными конфликтами и с нарушением поведения. В процессе коррекции целесообразно предложить детям не только игровое воспроизведение прошлого или настоящего опыта, но и моделирование нового опыта в возможных стрессовых условиях, например, на этапах послеоперационного лечения, в ситуации вынужденного общения и пр.

    Для детей с ограниченным вследствие физической и психической неполноценности социальным опытом используются игры-драматизации на темы знакомых им сказок. Основной целью игр-драматизаций является коррекция эмоциональной сферы ребенка. Проведению игры-драматизации должна предшествовать подготовительная работа с ребенком. Психолог вместе с ребенком обсуждает содержание знакомой ему сказки по заранее намеченным вопросам, которые помогают ребенку воссоздать образы персонажей сказки и проявить к ним эмоциональное отношение. Сказка актуализирует воображение ребенка, развивает у него умение представлять игровые коллизии, в которые попадают персонажи. Ребенок должен создать образ персонажа и уподобиться ему. Способность ребенка входить в роль и уподобляться образу – важное условие, необходимое для коррекции не только эмоционального дискомфорта, но и негативных характерологических проявлений. Свои отрицательные эмоций и качества личности дети переносят на игровой образ, наделяя персонажи собственными отрицательными эмоциями и чертами характера. Нами разработаны игры-драматизации на тему госпитализации и оперативного лечения (Мамайчук, Ортис, 1989).

    Групповые методы психокоррекции достаточно широко используются психологами и психотерапевтами при коррекции эмоциональных нарушений у детей и подростков (Спиваковская, 1988; Захаров, 1982). В процессе психокоррекции детей с ДЦП в форме групповых занятий особое внимание следует уделять положительной установке родителей и детей на процесс занятий. С этой целью используются разнообразные психотехнические приемы: организация веселой эмоционально насыщенной игры с детьми в начале психокоррекции с привлечением родителей, организация встречи родителей, дети которых успешно закончили курс психокоррекции, с начинающими. Особое значение для установочного этапа психокоррекции имеет место, где проводятся занятия. Это должно быть просторное, хорошо оборудованное помещение с мягким освещением, со специальными креслами и ходилками для детей, где ребенок должен чувствовать себя безопасно.

    В процессе групповой психокоррекции каждый участник моделирует свою реальную жизненную ситуацию, использует привычные для него типы эмоционального реагирования на условия, реализует конкретные эмоциональные установки и отношения. В атмосфере откровенности и доверия ребенок свободно раскрывает свои эмоциональные проблемы, получает эмоциональную поддержку, модифицирует свои эмоциональные отношения, переживания и способы реагирования. С учетом сложной структуры эмоциональных расстройств у детей с ДЦП нами выделены четыре основные фазы процесса групповой психокоррекции (с. 250. таблица 8):

  • Установочная;
  • Подготовительная;
  • Реконструктивная;
  • Закрепляющая.
  • Важное значение в коррекции эмоциональных расстройств у детей с ДЦП имеет психорегулирующая тренировка (Мамайчук, 1997).

    Основными целями этих занятий являются: смягчение эмоционального дискомфорта, формирование приемов релаксации, раз-питие навыков саморегуляции и самоконтроля поведения. Занятия проводятся поэтапно с учетом возрастных и индивидуально-психологических особенностей ребенка, через день с небольшой (до 5 человек) группой детей.

    I этап — успокаивающий, в процессе которого используется вер-бально-музыкальная психокоррекция с целью снятия психического напряжения. Детям предлагаются зрительно-музыкальные стимулы, направленные на снятие тревожности и создание позитивных установок на последующие занятия. Чем младше ребенок, тем в меньшей степени он осознает свой физический дефект, и тем сложнее поддерживать у него интерес к упражнениям. Важным принципом психорегулирующей тренировки является создание игровой ситуации в процессе занятий (например, занятия вместе с куклой, игра в сказку и т. п.). У детей более старшего возраста, особенно подросткового, на первый план выступает стимулирование потребности быть самостоятельным, волевым, здоровым. Психолог рассказывает детям о значении психорегулирующей тренировки, о ее применении в спорте, в космонавтике, в профессиях, связанных с высоким нервно-психическим напряжением. Следующий важный принцип — это создание эмоционально-волевого настроя к занятиям. Больной или группа больных располагаются в кресле или на диване в зависимости от физического состояния детей. Психолог предлагает закрыть глаза и сосредоточиться на прослушивании музыкального произведения. Нами подобраны аудиозаписи, оказывающие положительное эмоциональное воздействие на слушателя и дающие успокаивающий эффект. Это произведения Чайковского, Рахманинова, Баха, Бетховена. Каждому музыкальному произведению и темпу его исполнения соответствуют определенные субъективные переживания и ассоциации. Сеанс длится 25-30 минут. Задача первого этапа считается выполненной, если ребенок проявляет интерес к занятию и расслабляется. На фоне музыки больному предлагаются упражнения на общее успокоениес традиционными формулами (например: «Я совершенно спокоен, меня ничто не тревожит. Мышцы моего тела все больше и больше расслабляются»). Больному предлагается запомнить формулы и использовать их перед засыпанием.

    IIэтап — обучающий, целью которого является обучение детей релаксирующим упражнениям. Используются упражнения на вызывание тепла, на регуляцию дыхания, ритма и частоты сердечных сокращений. После того как ребенок, находясь в удобной позе, расслабился и успокоился с помощью приемов, усвоенных на первом этапе занятий, ему предлагается сосредоточить свое внимание на руках и ногах.

    Некоторые авторы рекомендуют начинать тренировку с мышц рук, в которых легче вызвать ощущение расслабленности и тепла. Каждое слово формулы необходимо сопровождать подготовленными мысленными образами. Например, произнося слово «руки», ребенок должен мысленно видеть свои руки со всеми их особенностями, при произнесении слов «расслабляются» и «теплеют» — мысленно видеть источник тепла, который согревает руки (теплая ванна, рефлектор, грелка).

    Чем точнее и конкретнее мысленный образ, тем отчетливее ощущается его действие. После успешного овладения первыми упражнениями, на что требуется от 4 до 10 занятий в зависимости от индивидуальных и возрастных особенностей ребенка, можно приступать к упражнениям на расслабление других групп мышц: ног, шеи, туловища, лица. На овладение упражнениями этого этапа требуется от 12 до 30 занятий. Опыт нашей работы показал эффективность использования занятий первого и второго этапа с целью смягчения эмоционального дискомфорта ребенка в послеоперационный период (Мамайчук И. И., 1987).

    IIIэтап — восстанавливающий. На фоне релаксации дети выполняют специальные упражнения, направленные на коррекцию настроения, развитие коммуникативных навыков, перцептивных процессов, двигательных функций и пр. Так, психолог предлагает ребенку, который находится в состоянии аутогенного расслабления (пассивного бодрствования), выполнять идеомоторный проигрыш конкретного двигательного акта (например, больномус гемипаретической формой ДЦП предлагается представить, что |он берет ложку или карандаш больной рукой либо выполняет другие манипулятивные действия). Идеомоторные проигрыши рекомендуется повторять 3-4 раза в день.

    Мы использовали идеомоторные тренировки на фоне аутогенного погружения с детьми, у которых имеются фобические расстройства, при обучении их ходьбе в послеоперационный период.

    Например, Елена Ш. 14 лет, с диагнозом — ДЦП, спастическая диплегия, множественные контрактуры нижних конечностей, подвывих в правом тазобедренном суставе. До операции самостоятельно не передвигалась. Выраженные фобии высоты, передвижения, в связи с чем девочка отказывалась заниматься с методистом ЛФК. Психологический статус: недоразвитие зрительно-пространственного анализа и синтеза, уменьшение объема слухоречевой памяти. Уровень осведомленности, суждения, обобщения в пределах возрастной нормы. Эмоционально-волевая сфера — высокий уровень реактивной и личностной тревожности, повышенная зависимость от окружающих, робость, отсутствие самостоятельности в разрешении конфликтных ситуаций, необщительность. Учится в 8-м классе по массовой программе, успеваемость удовлетворительная за исключением математики.

    До оперативного лечения с девочкой были проведены два этапа занятий (успокаивающий и обучающий). После операции ежедневно проводились гетерогенные идеомоторные тренировки. После достижения состояния аутогенного расслабления больной предлагали формулу: «Представь, что ты стоишь на костылях, твои ноги уверенно опираются на пол, твои руки крепко удерживают костыли. Ты высокого роста, прямая, уверенная в себе. Все окружающие любуются тобой. Ты держишься спокойно, тебе легко и приятно. Правой рукой ты выставляешь костыль вперед и легко подтягиваешь правую ногу, затем то же самое делаешь левой рукой и ногой. Ты сделала первые шаги, ты уверенно шагаешь дальше, чувствуешь себя легко и спокойно. Ты делаешь второй, третий, четвертый шаг...» После восьми занятий больная стала уверенно передвигаться, страхи ходьбы и высоты уменьшились.

    Для коррекции интрапсихических конфликтов и межличностных отношений разыгрываются различные психодраматические ситуации, с использованием специальных сценариев, имеющие целью отреагирование конфликта, разрешение его, адаптацию к трудностям, нормализацию отношений

    Опыт нашей работы доказал, что психорегулирующая тренировка способствует повышению устойчивости детей к экстремальным ситуациям, улучшению концентрации внимания, уменьшению эмоционального напряжения. При систематических занятиях у детей нормализуются тормозные процессы, что дает возможность ребенку управлять своим эмоциональным состоянием, подавлять вспышки раздражения и гнева

    Особенно целесообразно использовать психорегулирующие тренировки с детьми, у которых эмоциональные проблемы проявляются в основном в сфере межличностных конфликтов.

    Кроме психорегулируюищх тренировок для коррекции эмоционального напряжения у детей с двигательными нарушениями целесообразно использовать психомышечные тренировки.

    Азбукина Е.Ю., Михайлова Е.Н. Основы специальной педагогики и психологии: Учебник.- Томск: Издательство Томского государственного педагогического университета, 2006.- 335с.