Ваша запись была успешно добавлена!
Ok
Ваше сообщение было успешно отправлено!
Ok
Обратная связь сайта «Интернет - Гномик»

Главная страница =>библиотека=>оглавление

§ 6. Приемы словесной помощи детям в слушании художественного текста

При чтении и рассказывании художественных произведений воспитатель использует такие приемы, которые помогают детям понять и, следовательно, лучше усвоить текст, обогащают речь их новыми словами и грамматическими формами, т. е. дают новые знания об окружающем мире. Эти приемы следующие:
1) объяснение непонятных детям слов, встретившихся в тексте;
2) введение слов — этических оценок поступков героев;
3) привлечение внимания детей к грамматическим конструкциям текста, замена их синонимическими конструкциями;
4) сравнение двух произведений, из которых второе продолжает и уточняет этическую тему, начатую в первом, или противопоставляет поведение в сходных ситуациях двух героев — положительного и отрицательного.
Содержание новой для детей лексики при чтении художественных произведений определяется тематикой данного произведения, и новые слова отражают ту область жизни, которая запечатлена в художественных образах. Например, из сказки «Морозко» дети узнают, кого называют мачехой, падчерицей: воспитатель перед чтением сказки объяснит это. Но такие пояснения даются только к тем новым словам, без которых текст не может быть понят, большинство же слов не комментируется; дети узнают их значение позже, на следующих возрастных ступенях. Например, в «Коньке-Горбунке» П. П. Ершова читаем:
В Той столице был обычай: Коль не скажет городничий — Ничего не покупать, Ничего не продавать. Вот обедня наступает, Городничий выезжает... Рядом едет с ним глашатай...
Выделенные слова, конечно, неизвестны дошкольникам, но объяснять их раньше времени нецелесообразно: у детей недостаточен жизненный и «книжный» опыт, чтобы понять точный смысл этих слов; общий же смысл их (городничий, глашатай — «слуги царя», обедня — «определенное время дня») малышам ясен, и они не затрудняются в понимании описываемых событий. Если же воспитатель будет объяснять каждое непонятное детям слово в читаемом тексте, да еще делать это во время чтения, эмоциональное воздействие произведения будет фактически сведено на нет.
Словарь дошкольников может быть расширен за счет слов, которыми воспитатель дает нравственную оценку героям прочитанного произведения: храбрец — трусишка; добрый — злой; трудолюбивый — бездельник; простодушный — хитрый; щедрый — жадный, корыстный; оценивает их отношения: дружба — вражда, любовь — ненависть и т. д. Дети впитывают эти слова, когда воспитатель подает их ненавязчиво, как бы подытоживая оценки этих персонажей и их взаимоотношений, данные самими детьми в процессе слушания сказки, рассказа, повести. Почти все художественные произведения, включенные в «Программу воспитания в детском саду», позволяют воспитателю ввести в свою речь слова, обозначающие этические понятия.
В главе «Обогащение словаря» уже говорилось, что лексическое значение слов высокой степени обобщенности становится доступно детям пятого года жизни. Но это не значит, что к таким словам не надо привлекать внимание детей до того, как им исполнится четыре года. Слова абстрактные, обозначающие этические понятия, малыши должны слышать и на третьем, и на четвертом году жизни и соотносить их с поступками персонажей сказок, рассказов. Нецелесообразно только заставлять их пользоваться такими словами в собственной речи, поскольку они еще не могут делать этого осмысленно.
При ознакомлении с художественными произведениями старших дошкольников произносимые воспитателем слова — этические характеристики героев должны войти в их активный словарь. Это происходит в процессе беседы о прочитанном произведении, когда дети слышат эти слова в подсказывающих вопросах воспитателя, его заключениях, подытоживающих ответы на тот или иной поисковый вопрос, в ответах воспитателя на их вопросы, задаваемые после повторного чтения отдельных эпизодов. Как правило, на занятиях дети повторяют сказанное воспитателем, и новые слова прочно входят в их активный фонд.
Существует мнение, что художественные произведения, предназначенные для дошкольников, должны быть предельно простыми в синтаксическом отношении, т. е. должны быть написаны простыми, неосложненными грамматически предложениями. Однако это неверно, ибо, как свидетельствует опыт, задержка в усвоении синтаксиса литературной речи чревата тем, что речь детей может навсегда остаться бедной, невыразительной в грам
матическом отношении. А примитивный синтаксис, как известно, — это свидетельство примитивности мысли. Художественные произведения, читаемые детям, — это важнейшее (если не сказать единственное) методическое средство создания искусственной речевой среды с оптимальным развивающим потенциалом в области синтаксиса: ведь из живой разговорной речи дети могут усвоить только разговорный синтаксис.
Примером могут служить произведения для детей, написанные К- Д. Ушинским, например его маленькая сказка «Лес и ручей».  Читаем:  «Пробегая  по влажной, лесной темноте, посреди болот и мхов, ручей жалобно роптал, что лес закрывает от него и ясное небо, и далекую окрестность, не пропускает к нему ни ясных лучей солнца, ни шаловливого ветерка». Это сложноподчиненное предложение с деепричастным оборотом, со многими рядами однородных членов, т. е. предложение с точно обозначенными логическими отношениями между изображаемыми явлениями действительности. И такое предложение не единственное в этой сказке. Вот ответ леса ручью: «Ты еще мал и не понимаешь, что моя тень хранит тебя от иссушающего действия солнца и ветра, что без моей защиты высохли бы быстро твои еще слабые струи. Погоди, наберись прежде силы под моей тенью, и тогда ты выбежишь на открытую равнину, но уже не слабым ручейком, а могучей рекой. Тогда, без вреда для себя, будешь отражать ты в своих струях блестящее солнце и ясное небо, будешь безопасно играть с могучим ветром». Как видим, К. Д. Ушинский не боялся приобщать детей к усложненной книжной монологической речи, используя причастия, сложные предложения разных видов и т. д.
Конечно, детям гораздо легче было бы понять первое предложение из сказки К. Д. Ушинского, если изложить его проще, т. е. разговорным или нейтральным синтаксисом, например: «Ручей бежал по лесу. Лес был болотистый, замшелый. Густые ветки нависали над ручьем. Они закрывали от него небо и окрестность. Лучи солнца не проникали к ручью. Ручей не любил за это лес и жалобно роптал». Но такое упрощение синтаксиса будет только кажущейся помощью, поскольку дети не обогатят свою речь новыми грамматическими формами, чтение не будет обучающим, ибо не разовьет у детей языковое чутье.
Вместе с тем требует внимания то обстоятельство, что лучшие писатели и педагоги, создававшие художественные произведения для детей, иногда намеренно упрощали синтаксис своих произведений.
В качестве методического приема воспитатель может использовать перевод слишком сложного литературного синтаксического построения на упрощенный разговорный в случае, если сложная конструкция предложения затрудняет общее понимание смысла произведения. При этом он должен уметь найти синтаксические синонимы, которые будут понятны детям Прочитав
литературный текст и пересказав затем отдельные наиболее трудные его куски своими словами, воспитатель решит одновременно две задачи: поможет малышам понять это произведение и облегчит усвоение той синтаксической конструкции, которой они еще не встречали в своей речевой практике.
Помогая детям слушать и понимать произведения художественной литературы, воспитатель применяет иногда словесный прием сопоставления текстов двух художественных произведений, написанных на одну тему. Прием этот состоит в том, что читаются один за другим два текста (один из них должен быть знаком детям). Цель сопоставления — довести до сознания детей то или иное этическое понятие, правило, побудить следовать этому правилу в жизни.
Таким приемом можно начать пользоваться уже в средней группе, но широко применять его целесообразно только в старшей и подготовительной к школе группах. Например, в подготовительной группе можно провести занятие по сопоставлению двух стихотворений («Черемуха» Е. Благининой и «Белая черемуха» 3. Александровой). Дети видели цветущую черемуху, любовались ею (в этом им должен был помочь воспитатель), потому оба стихотворения вызывают у них прежде всего эстетическое чувство восхищения образом «белой снегурочки». Но ребята этого возраста способны понять и этическую направленность стихотворения 3. Александровой: они очень огорчаются тем, что черемухи «уж нет, лишь в пыли валяется вянущий букет», хотя раньше «радовался деревцу каждый (выделено мною. — Л. Ф.) человек».
Следуя правилу чтения художественных произведений, воспитатель не должен морализировать после чтения стихов, чтобы не разрушить целостность впечатления от них. Но детям нужно помочь осознать свою роль в охране родной природы доступными им способами. Чтобы укрепить в них чувство любви и признательности к природе, нужно по возможности чаще читать русскую и советскую классическую пейзажную лирику, образцы которой в достаточном количестве рекомендованы «Программой воспитания в детском саду».
Слушание чтения художественного произведения на занятии — это только первая часть учебной работы по обучению детей связной речи; вторая часть — пересказ прочитанного, который проводится с помощью таких словесных приемов, как вопросы разного типа и др. Работа по обучению пересказыванию в свою очередь бывает связана с упражнениями, предназначенными специально для развития и совершенствования фонетического, лексического, грамматического компонентов речи детей.
Таким образом, все виды учебной работы сливаются в единый методический процесс развития связной речи детей в связи с чтением (рассказыванием) художественных произведений.
Вопросы
1. Перечислите словесные приемы, помогающие детям понять текст, который они слушают.
2. Почему нельзя объяснять детям сразу все непонятные слова, встречающиеся в тексте? Какими критериями руководствуется воспитатель, отбирая в тексте слова, значение которых необходимо объяснить?
3. Как воспитатель вводит в речь детей абстрактные слова — этические
понятия?
4. Каким приемом воспитатель облегчает детям понимание грамматических (синтаксических) конструкций читаемого произведения?
5. В чем состоит прием сопоставления (или противопоставления) двух произведений, развивающих одну этическую тему?
6. Как связаны занятия по слушанию чтения художественных произведений с занятиями по пересказыванию их детьми?
Практическое занятие Подготовьтесь к чтению (наизусть или по книге) двух прозаических рассказов, содержание которых можно противопоставить; прочитайте эти тексты детям вашего базового детского сада. Установите воспитательное воздействие рассказов (по спонтанным высказываниям детей). Тексты на выбор:
С. Маршак, «Мастер-ломастер» и «Рассказ о неизвестном герое»;
С. Есенин, «Поет зима — аукает», Е. Чарушин, «Воробей», «Птичья столовая»;
Я. Аким, «Неумейка», Е. Пермяк, «Торопливый ножик», В. Челинцева,  Н. Емельянова, «Окся-труженица»;
С. Михалков, «Трезор», Л. Толстой, «Пожарные собаки»;
Г. Скребицкий, «Осень», «Зима»;
С. Маршак, «Июнь», «Июль», «Август».

 

Методика развития речи детей дошкольного возраста/ под ред. Л.П. Федоренко, Г.А. Фомичева, В.К. Лотарев, А.П. Николаевича, М.:1984. - 240с.

Главная страница =>библиотека=>оглавление