Ваша запись была успешно добавлена!
Ok
Ваше сообщение было успешно отправлено!
Ok
Обратная связь сайта «Интернет - Гномик»

Главная страница =>библиотека=>оглавление

Поощрение детской инициативы и замысла игры


В руководстве строительными играми детей средней группы большое значение имеет своевременное поддержание педагогом замысла игры. Внимательное отношение педагога к детскому замыслу, понимание его чрезвычайно важны.
Дети, которые нерешительно приступают к игре, робко проявляют самостоятельность и инициативу, нуждаются в особенно пристальном внимании педагога.
Если причиной этой робости является отсутствие умений строить, надо показать детям, как строить, поощрить их самостоятельные попытки, обратить внимание на постройки других детей. Особенно важно поощрить их еще малоустойчивый замысел.
У детей 4 лет возникновение замысла почти полностью опирается на их непосредственный чувственный опыт. Поэтому, руководя строительной игрой детей 4 лет, нужно опираться на их опыт, представления, полученные ими в процессе наблюдений.
У детей 5—6 лет в развитии замысла их игр в значительной степени участвует личный опыт, который дети приобрели через слово.
Задачей педагогического руководства является развитие устойчивости замысла игры. Многие дети не затрудняются в назывании замысла, однако в ходе постройки обнаруживается, что они отказываются от него, явно не справляясь со взятой на себя задачей. Так, предверительный замысел Леши построить корабль в ходе постройки был им изменен: вместо корабля Леша построил гараж.
Замечено, что дети с определившимся интересом к строительной игре знают свои возможности и редко изменяют строительный замысел.
Показаны различия в реализации первоначального строительного замысла двух детей: Юры, не имеющего устойчивого интереса и достаточного опыта в строительной игре, и Вовы, отличающегося устойчивым интересом и значительным опытом в строительстве. Из восьми случаев Юра только в одном реализовал свой первоначальный замысел, во всех остальных случаях замысел менялся; Юра три раза возвращался к одному и тому же способу реализации замысла — строил гараж. В двух случаях Юра ничего не построил.
В замысле Вовы видна определенная устойчивость. Во всех случаях он построил то, что задумал. В ходе постройки его замысел развивался.
Аналогичные данные были получены в процессе наблюдения игр других детей.
В решении вопроса о становлении и развитии замысла строительной игры мы стремились рассмотреть те условия, при которых дети свободно и самостоятельно находят нужный материал для реализации замысла, привлекают опыт конструирования и жизненные впечатления о том предмете, который сооружают.
Нередко намеченный замысел оказывается трудным для его практической реализации и требует от ребенка серьезной мыслительной работы. Вот тут-то и нужна помощь педагога. Если намеченная постройка может быть выполнена из имеющегося материала и дети не догадываются, как его использовать, следует подсказать им эти возможности, а правильные попытки поощрить. Без такой поддержки ребенок часто идет по более легкому пути.
Например, Сережа задумал построить метро. Поставил четыре бруска, решив соединить их арками, но расстояния между брусками большие, арки для этого малы. Сдвинув бруски и поставив на них арки, он увидел, что между колоннами расстояние очень узкое. Воспитательница, заметив замешательство Сережи, уже готового разрушить постройку, говорит: «У тебя, Сережа, будет хорошая станция метро, только надо на колонны положить вот эти планочки» (она обратила внимание мальчика на имеющиеся в ящике длинные пластинки). Сережа оживился. Быстро раздвинув колонны, он положил на них пластинку, и поставил на нее арки.
У детей робких, не решающихся взяться самостоятельно за развертывание игры по своему замыслу, важно вызвать чувство уверенности, укрепить их веру в свои силы. Здесь трудно рекомендовать какие-то общие пути руководства; они могут быть весьма разнообразны, но общее в них — ободрение ребенка, поощрение его самостоятельности и инициативы. Крайне важно, чтобы в игре ребенок испытывал чувства радости, удовлетворения.
Рассмотрим пример поощрения малоинициативного ребенка в игре (воспитательница А. И. Роговенко) — Вовы. Чаще всего Вову можно видеть наблюдающим игры других детей. Попытки воспитателя привлечь Вову к активному участию в игре не увенчались успехом: некоторое время Вова играет, но вскоре прекращает игру и снова наблюдает за другими детьми. Воспитательница предложила Вове альбом конструкций и посоветовала выбрать, что бы он хотел построить. Вова не особенно охотно взял альбом и стал его рассматривать. Через несколько минут воспитательница снова подошла к Вове и спросила его, что он выбрал. Она одобрила намерение Вовы построить самолет, и тот приступил к постройке. Уверенно и быстро отобрал нужные детали, соединил, их, правильно и прочно скрепил. Показал воспитательнице. Когда время игр подходило к концу, воспитательница сказала: «Дети, убирайте игрушки, а самолет, который сделал Вова, и подводную лодку Сережи разбирать не надо, они сделаны очень хорошо, после будем играть с их постройками». Вова улыбнулся. Он был очень доволен похвалой воспитателя. Вова часто наблюдал игры с «Конструктором Поликарпова» и поэтому уверенно, почти без затруднений сделал постройку.
Но раньше, видя игры таких умелых, активных «строителей», как Сережа, Боря и др., Вова не решался проявить инициативу в игре, он явно нуждался в поощрении.
Очень важно у самих детей воспитать критическое отношение к своему замыслу, умение предварительно взвесить, можно ли построить то, что задумал.
Многие дети слишком легко меняют свои намерения. Так; Женя задумал построить дворец, а вместо дворца начал строить пароход. К концу игры не было построено ни парохода, ни дворца, мальчик просто выложил длинный ряд кирпичей и по нему возил автомашину.
Развитие замысла строительной игры теснейшим образом связано с ясностью, отчетливостью впечатлений детей. В том случае, когда у детей есть ясные представления о тех явлениях, которые они хотят изобразить в стройке, замысел игры получает наиболее полное развитие. Приведем характерную в этом отношении запись игры в путешествие на лодке, сделанную в сельском детском саду села Солотча Рязанской области.
Сережа, Толя и Юра сделали из одного большого и двух маленьких ящиков лодку. Большой ящик служил лодкой, а маленький — сиденьем. Палки служили веслами. Движения гребцов уверенные, правильные, видно, что дети не только видели, но и сами не раз брали в руки весла. В Солотче две реки, у многих жителей села есть свои лодки, и дети с ранних лет имеют ясное представление о гребле, рыбной ловле. Толя, обращаясь к детям, говорит: «Мы до Москвы доедем». Сережа спрашивает у воспитательницы: «На лодке до Москвы можно доехать?» Воспитательница: «Да, на моторной: лодке до Москвы можно доехать». Толя: «Нет, на веслах до Москвы не доедешь, а мы на моторной поедем». Тут же лодка превращается в моторную.
Сережа на носу лодки поставил куб и цилиндр из «Конструктора Поликарпова», вставил палку в отверстие, на нее — кольцо, «мотор заработал». «Вы спите, а я буду мотором управлять. На лодке можно спать?» Воспитательница: «Можно, только не всем. Если все будете спать, то лодка может на мель сесть». Толя и Юра пытаются: лечь в лодке, но это неудобно, они поднимаются и начинают ловить рыбу. Палки из весел превращаются в удочки. Ловко и умело дети «насаживают червяка», «забрасывают удочки». Делают остановку. Толя и Юра выпрыгнули из лодки, сделали на полу настил из досок поодаль от лодки. «Лодка» причалила к «берегу».
Из приведенной записи видно, как легко дети привлекают свои впечатления и конкретный опыт. В том случае, если у ребенка нет представлений о предмете, замысел строительной и ролевой игр не получает развития.
Наблюдая игры детей в начале года, мы заметили,, что часто дети возвращаются к постройке парохода, на ни постройка, ни последующая игра развития не получали. Дети просто выводили контур парохода, затем разбирали постройку и делали что-нибудь другое. Так повторялось несколько раз. Было замечено, что дети употребляя некоторые названия, не знают их назначения. Так. Женя построил пароход и отдельно от него капитанский мостик на берегу. «Капитан с мостика смотрит, когда пароход придет»,— говорит Женя.
Через некоторое время детей познакомили с книгой Большинцева «У самого синего моря». Дети рассматривали картинки в книге, воспитательница поясняла, читала отдельные главы книги. На одном из занятий с детьми рассматривали картину «На реке». Через несколько дней после этого было замечено, что дети снова вернулись к постройке парохода. На этот раз пароход был построен из «Конструктора Поликарпова». Дети старались прочно соединить части парохода. Колеса давали возможность свободно передвигать пароход. Однако в этот день развернуть игру с постройкой детям не удалось. На следующий день еще до завтрака дети начали играть. Они распределили между собой роли: Вова — капитан, Сережа — помощник капитана, Толя — сигнальщик.
Постройка находилась в группе несколько дней, и каждый день в игре появлялось что-то новое. Строили пристань, док, уводили пароход на ремонт. Количество играющих увеличивалось. Иногда содержание игры отражало отдельные бытовые эпизоды: «матросы» завтракают, купаются, веселятся, делают зарядку, танцуют. В каждом случае возникала необходимость что-то дополнительно построить: то мостик для причала, то барьер для прыжков физкультурников. Таким образом, как только дети получили более ясные представления о пароходе, содержание игры стало разнообразным, увлекательным.
Итак, одним из важнейших условий в развитии замысла игры являются разнообразные впечатления детей о том, что они строят, во что играют. Эти впечатления могут быть получены детьми разными путями, иногда путем наблюдения строительства, рассматривания картины, иногда на основе рассказа педагога.
В руководстве строительной игрой большое значение имеет совет педагога. Если воспитатель замечает, что дети затрудняются в выборе замысла, он советует им, что построить, показывает одну-две постройки. Иногда в ходе строительства советует, как лучше расположить постройку, чтобы она была устойчивее, красивее, иногда подсказывает, как лучше использовать постройку в игре, кого из товарищей привлечь, какие взять игрушки к ней. Но переоценивать этот путь педагогического руководства игрой нельзя.
Опыт показал, что совет педагога оказывает положительное влияние на развитие замысла игры только при условии, когда дети имеют некоторый опыт строительства; в том же случае, когда этого опыта нет, совет педагога или совсем не находит отклика в деятельности детей, или же, приняв совет, дети быстро отвлекаются от предложения воспитателя и начинают строить что-то другое, а иногда и совсем меняют замысел игры.
Дети, имеющие опыт строительной игры, охотно принимают совет педагога, иногда точно придерживаются того, что посоветовал педагог, а иногда принимают предложение весьма условно. В дальнейшей деятельности дети, лишь отталкиваясь от замысла, предложенного педагогом, проявляют полную самостоятельность и 8 разрешении замысла, и в дальнейшем развитии игры.
На предложение построить такой гараж, чтобы автомашины могли с одной стороны въезжать, а с другой выезжать, отозвались только те дети, которые имели опыт конструктивной игры.
Вове предложили построить высокий дом. Вова молча идет к полке, на которой хранится строительный материал, берет ящик с материалом и начинает строить. В основание дома кладет крупные бруски, на них ставит несколько брусков, сохраняя равные расстояния между ними, на бруски спереди ставит арки, а сзади маленькие трехгранные призмы. Смотрит на свое сооружение: «Нет, не так. Вы сказали: «Высокий дом». Я сейчас по-другому сделаю».
Нижнюю часть постройки оставляет без изменения, все, что поставлено сверху, убирает. На первый ряд брусков ставит еще один ряд, на них лист фанеры, на него снова ставит бруски. «Вот теперь дом. Смотрите, какой высокий!» Наверху устанавливает две арки, а по углам по два маленьких куба, на которых помещает маленькие трехгранные призмы. Вова очень доволен своим сооружением. Осматривает его со всех сторон. Показывает рядом стоящему Леше: «Здесь дверь, а там комнатки такие, в дверцу войдешь, а в окошко смотреть можно».
Юра строил что-то из кирпичиков, у него не получалось, он готов был уже оставить материал, но воспитательница подошла к Юре и сказала: «А ты, Юра, построй мост так, чтобы автомашины с одной стороны въезжали на него, а с другой съезжали».
Юра пытается сделать, но у него не получается, так как для этого надо взять длинные доски, которых в строительном материале нет, они лежат отдельно на полке. Юра не догадывается это сделать. Тогда воспитательница напоминает Юре, как строил мост Вова. Когда и это не помогает, воспитатель указывает, как надо сделать: «Ты возьми длинные дощечки и поставь их одним концом на столбик, а другим на пол и с другой стороны так же». Только после этого постройка удается Юре.
В том случае, если совет не дополняется другими влияниями на игру, он или просто не принимается детьми, или, начав строить какую-то постройку по совету педагога, дети не завершают ее.
Шести детям предложили построить мост, из них только трое приняли совет педагога, остальные трое в ходе игры отошли от этого замысла и построили что-то свое или занимались другой игрой.
Пользуясь советом, педагогу важно знать, на какую почву он упадёт. Если дети имеют опыт строительной игры, совет педагога может оказать им большую помощь в развитии содержания игры, в усовершенствовании постройки, придании ей красивого вида, продуманном расположении ее частей. Тем детям, опыт строительной игры у которых недостаточен, а также малоинициативным детям следует не только посоветовать, но и конкретно показать, как построить.
Легко следуют совету педагога, как уже говорилось, дети, имеющие опыт строительной игры. Практический действенный опыт строительной игры имеет большое значение. При наличии такого опыта совет педагога сразу вызывает в сознании ребенка нужные представления постройки, действий и материала, посредством которого можно сделать постройку. У детей, которые этим опытом не располагают, совет педагога не вызывает активной мысли, нужных представлений, и он часто не находит отклика в деятельности ребенка.
В развитии устойчивости замысла воспитатель может воспользоваться и теми влияниями, которые исходят от самих детей. Дети охотно присматриваются к строительным играм своих товарищей, но это часто не приводит к формированию их игрового опыта. Очень важно привлечь внимание детей к нужной постройке, и при этом следует так оценить ее, чтобы дети увидели ее положительные качества. «Вот посмотрите, какой красивый вокзал построил Игорь. Возле вокзала много места — это площадь, здесь могут ходить куклы, ездить машины». И дети видят, что вокзал действительно красивый и с постройкой можно интересно играть.
В строительной игре у детей часто возникает общий замысел, игра приобретает коллективный характер: и стройка, и игра с постройкой развертываются совместными усилиями двоих-троих детей. Возникновение общего замысла, реализация его соьместными усилиями — очень ценный момент в строительных играх. Здесь развиваются товарищеские взаимоотношения, взаимопомощь, личная инициатива и умение договориться, в чем-то уступить друг другу. Однако все эти важные качества можно развить только при условии продуманного педагогического руководства детской игрой.

В. Г. Нечаева, Е. И. Корзакова. "Строительные игры в детском саду" Издательство «Просвещение», М., 1966 г.

сайт www.i-gnom.ru

Главная страница =>библиотека=>оглавление